NEW

Бумеранг

Афиша

СМИ

Журнал «Отдохни» №47 за 29 ноября 2013 г.

02 Декабря 2013

СЛАВА:В ближайшие 90 летодинокой быть не собираюсь!

Она откровенно говорит на любую тему: об одиночестве и совершенных ошибках, о магическом влиянии на ее судьбу буквы «А», о чудесных совпадениях, о счастье материнства… И, разумеется, о мужчинах, играющих в ее жизни особую роль.

Много ли на свете людей, не сожалеющих, по большому счету, ни об одном своем поступке? Певица Слава (настоящее имя Анастасия Сланевская) — из этого меньшинства. Кто­то назовет подобное отношение к себе самоуверенностью, кто­то просто не поверит, что такое возможно. Но пример Славы показывает — возможно! Причем с прекрасным результатом. Она вообще во многом непредсказуема. И очень — тьфу, тьфу, тьфу — удачлива. Достаточно сказать, что путь к славе (какой подходящий псевдоним!) начался с того, что в караоке­баре Настю услышал один мужчина, оказавшийся продюсером, через неделю она встретила второго, оказавшегося принцем на белом коне… Заслужила?

«Я УЖЕ ВСЕ «ПЕРЕЧУВСТВОВАЛА»
Мне сейчас 33 года. Но мой жизненный опыт гораздо богаче, чем, скажем, у среднестатистического 50­летнего человека. Я так считаю. У меня реально идет год за десять. Почему? Потому что я уже все «перечувствовала», — рассказывает Слава. —
Если говорить о всяких эмоциональных всплесках, падениях и взлетах, то у меня все это активно началось еще со школы. Просто такой характер. Я все хотела поскорее узнать, познать, пусть даже на своих ошибках. Не по книжкам, а на собственном опыте. Если у тебя к жизни такой интерес, она и идет гораздо быстрее. А когда начала петь – вообще началось! Практически каждый день праздник. Скажем, корпоратив. С одной стороны, это работа, но с другой — ты видишь шикарно накрытые столы, красиво одетых людей, ты сама в вечернем платье, с прической, с украшениями – праздник! А еще ты постоянно встречаешь новых людей, летаешь в новые города и страны. Вокруг столько интересного – голова кругом! Знакомишься с людьми — чмоки­чмоки — а на следующий день уже не помнишь, как их зовут. Ужасно. Но это другая сторона нашей профессии.
Согласились бы жить лет до девяноста и вести такой образ жизни?
Если будет так же интересно, и все мои родные будут здоровы и счастливы, можно и до ста десяти жить. Но без маразма! Чтобы этого избежать, мы уедем в какие­нибудь горы, будем дышать свежим воздухом, пить козье молоко…
Такие моменты — когда совершенно отключаешься, сливаешься с природой — у вас бывают?
Нет, я не медитирую. Если устаю – мы с мужем уезжаем куда­нибудь не на долго. Мне хватает трех дней, на четвертый я уже начинаю выть. Мне нужна активная жизнь. Режим тюленя — когда просыпаешься, завтракаешь, гуляешь с ребенком, обедаешь, спишь днем и так далее — я «включаю» очень редко, и только в период летнего отдыха.
Ваш недавно вышедший альбом называется «Одиночество»…
Долгожданный альбом! Он вышел после 5­летнего перерыва и объединил в себе все хиты за эти годы. Я вообще считаю, что выпускать альбом каждый год – это погоня непонятно за чем. Все должно быть дозировано, должно быть творческое накопление.
В связи с его выходом хочу спросить: вам­то чувство одиночества знакомо?
Нет, не знакомо (смеется). Ну, конечно, случались периоды, когда… Впрочем, одиночество, оно ведь разное бывает. Если женское – у меня его, тьфу­тьфу­тьфу, нет. Потому что есть любимый мужчина, есть семья, друзья, работа… Я счастливый человек. Если бы не было любимого, а была бы просто работа – наверное, я не была бы счастлива и чувствовала себя одинокой. Есть люди, которые в работе находят себя и она им все заменяет, но я не из таких. В общем, отвечу так: я не одинока и в ближайшие 90 лет одинокой быть не собираюсь! (Смеется).
Кстати, о самых близких и родных. Все в вашей семье носят имена, начинающиеся с буквы «А»: вы — Анастасия, дочери — Александра и Антонина, муж — аж Анатолий Антонович! Не странно ли?
Вряд ли эта буква имееткакое­то магическое влияние на мою судьбу (смеется). Мы и внимание­то на это обратили, только когда я носила Тошу. И не все, кстати, из моих близких — на букву «А»: мама — Катя, сестра — Лена. Но, поскольку я, Анастасия, имеющая дочь от первого брака по имени Александра, влюбилась в Анатолия Антоновича, мы решили, что второй ребенок тоже будет на «А». Поскольку отец — Антонович, выбрали имя Антонина… Знаете, удивительные вещи порой происходят с этими именами! Мне, например, никогда не нравилось имя Толя, я думала: боже, что за имя! Как можно ребенка назвать — Толя. Толик – нолик — алкоголик (смеется). Такие были ассоциации. Но когда любишь человека, для тебя и имя его становится прекрасным. Так же с Антониной. Мне раньше казалось: старушечье какое­то имя. Баба Тоня. Но сегодня другого и представить не могу. Тоня, Тошечка, Антонина – так здорово, так дочке подходит!
Вашей старшей — шестнадцать, младшей — скоро два года? На детях точку не ставите?
Я вообще никогда ни на чем не ставлю точку – только многоточие. У нас вообще постоянные многоточия (смеется). Я могу в какой­то момент сказать категорично: все, нет! Но — никогда не говори никогда —
через какой­то промежуток времени, скажем, через 15 минут (смеется), происходит все абсолютно наоборот. Поэтому не зарекаюсь ни от чего и никогда.
Вашего любимого Анатолия Антоновича в прессе называют то мужем, то гражданским мужем…
Гражданский муж. Мы пока только думаем изменить статус. Мне кажется, раз Тошка у нас есть, можно уже оформить отношения. Быть нормальной семьей.
«И ВОТ ОН ПРИШЕЛ…»
В ресторан «Улей», в котором вы познакомились в 2001 году, наверное, захаживаете, отмечаете в нем день первой встречи?
Он закрылся через два года, к сожалению. Еще раз там оказаться было бы, конечно, здорово. Хотя мы там и посидели­то минут двадцать всего. Толя взял у меня номер телефона и уехал. А потом где­то неделю мы разговаривали по телефону. У нас такая получилась любовь — «телефонная». А дальше я полетела к нему на Барбадос. Зная человека двадцать минут! Авантюристка, конечно… И уже на Барбадосе у нас началась настоящая любовь. Прямо класс, сказка! И потом мы каждый год в день знакомства (это было 7 марта, накануне праздника, только поэтому и запомнила) летали на Барбадос. Но, поскольку это очень далеко и свободного времени мало, пришлось от этих романтических путешествий отказаться. Вот если бы «Улей» был открыт, (смеется) думаю, две пчелки летали бы там.
Я читала якобы ваши воспоминания о первом свидании на Барбадосе. Вы вошли в шикарный номер, весь увешанный нарядами из последней коллекции Кристиана Диора, восхитились, а когда вошел Анатолий, вы кинулись к нему и тут же занялись любовью. Так и было?!
Да нет! (хохочет).
Вот и я удивилась. А еще подумала: а если бы висели обновы от фабрики «Большевичка», большой любви бы не получилось, что ли?
(Хохочет). Все не так. Во­первых, любовь уже родилась по телефонным разговорам. Конечно, мы мандражировали оба, потому что виделись всего 20 минут. Толя мне потом признавался: «Я уже подумывал, может, оставить тебе этот номер в отеле с подарками и смыться?» И это понятно: ведь неизвестно, кто приедет, тем более, во время знакомства мы были немножко выпившие. Кстати, на Барбадосе мы жили в разных номерах. Я прилетела в свой. Толя сказал: «В 7 вечера встречаемся в ресторане». До этого ужина я его не видела (прилетела в полдень). Отдохнула, поспала, надела все эти красивые одежды. В ресторан пришла первая, он на 5 минут позже. Села. Как сейчас помню, там стоял Дом Периньон Розе, а еще был шикарнейший закат невероятного цвета… И вот он пришел — такой весь такой высокий, в костюме, в очках… ха­ха… и я вся в Кристиане Диоре… ха­ха!… Сказочная история. В общем, мы увидели друг друга, выпили, потанцевали. Ну и да — занялись любовью (хохочет).
«ВСЕГДА ДАРИТ ЦВЕТЫ, ПОДАРКИ, ПРОСТО ТАК, НЕ ПО ПОВОДУ…»
А у вас излишне трепетные поклонники есть?
Тьфу, тьфу, тьфу, психов не нажила. Надеюсь, и дальше все спокойно будет. Мой единственный безумный поклонник, который страшно за меня всегда переживает, заставляет сниматься, давать интервью, фотографироваться… А я это не люблю, честно: мне попеть бы на сцене — и все.
Это Анатолий?
Да, Анатолий…(смеется). Он — мой самый рьяный поклонник. Всегда дарит цветы, подарки, просто так, не по поводу. До сих пор. Сколько уже лет? 12 лет. Столько мы вместе.
Тоня на отца похожа?
Он говорит, что это чистая я. Мол, он в детстве был спокойный, а тут – огонь. Поет, танцует, все всем рассказывает, наряжается. Сашу, например, одежда и украшения абсолютно не волновали. Этим старшая в меня. А Тоша не знаю в кого – она модница, если я крашусь на концерт, она сидит рядом с кисточкой — делает себе макияж. Я купила ей такие безопасные детские тени, экологически чистые. А еще она очень умная. Вот этим, наверное, в папу (смеется).
«НАЧАЛИСЬ ПРОБЛЕМЫ, И МЫ НЕ ВЫДЕРЖАЛИ…»
Александру вы родили в 18 лет. Через полгода с ее отцом разошлись. Ошиблись по молодости?
Нет. Все было по любви. Я Костю, Сашиного отца, очень любила, и он меня тоже. Но, когда дочь родилась, начались проблемы, и мы не выдержали. Молодые… Зато сейчас — большие друзья. Поддерживаем друг друга. Вот сегодня у Кости день рождения, я поздравила его в прямом эфире «Русского радио». И вчера на битве хоров тоже про него сказала. Потому что Костя из Челябинска, и один из хоров оттуда же. Знаете, я никогда бы не полюбила плохого человека. Костя обожает Сашку, принимает участие в ее воспитании… А еще у него замечательная мама Юлия Алексеевна (обязательно про нее напишите!), я ее очень люблю.
Помогала в трудные времена?
Очень. И моя мама, конечно, помогала и до сих пор помогает. Но Юлии Алексеевне – отдельное спасибо.
Правда, что Сашу вы отправили учиться в Швейцарию?
Она сама себя отправила. Сказала: «Мам, я не хочу учиться в России, мне не нравится менталитет наших людей, я хочу вообще в перспективе жить и работать в Америке». Саша ни разу там не была, думаю, это просто ее мечта по фильмам. Но я знаю, что за границей можно получить шикарное образование. В принципе и в России тоже, но здесь ведь как?
В МГИМО, МГУ и другие хорошие вузы своих детей отправляют учиться в основном обеспеченные люди. И эти студенты ведут себя порой… не очень. Мне хотелось, чтобы ребенок учился там, где нет блата, диктата денег, где играют роль только собственный труд и талант. Швейцарцы показались нам близкими по духу. Школу выбрали самую серьезную, где только двое каникул в год. Обычно —
каждый месяц. И после этой школы реально потом поступить, если хорошо учишься, в американский колледж.
Профессию Саша выбрала?
Пока нет. Пока мы на стадии общеобразовательного развития, а вот на следующий год уже будем выбирать профиль.
Я говорю: «Иди на лингвиста. Для девочки — самое подходящее. Всегда пригодится — если не по работе, то по жизни.
А если девочку в юном возрасте, как вас когда­то, накроет любовь?
Ну, накроет и накроет. Я всегда ее поддержу. А любовь – она… Саша очень похожа на меня: если влюбится – пойдет во все тяжкие. Это страшно, но как я могу ругать дочь, если, в принципе, сама такая? Я, конечно, ее обо всем предупреждаю, учу, но понимаю: накроет — все предупреждения забудутся. А любовь крышу срывает у молодых девчонок, это да. Но главное, по­моему, чтобы это была счастливая любовь — с хорошим продолжением и… хорошим концом (смеется).

«СЕЙЧАС И ВОЗРАСТ НЕ ТОТ, И СТАТУС…»
Каково вам в качестве наставника и члена жюри «Битвы хоров» на канале «Россия­1»?
Здорово. Когда Виктор Яковлевич Дробыш передал мне приглашение канала и сказал, что мы будем конкурентами и будем вместе сидеть в жюри, я, конечно, с большим удовольствием согласилась. Я отказываюсь принимать участие в проектах, где есть опасность сломать шею, или где надо бегать полуголой с копьем и есть тухлятину. И все лишь ради того, чтобы мелькать на экране. Я мать двоих детей и вообще… Если бы мне было лет 20, может, я бы на такое и подписалась. А сейчас и возраст не тот, и статус. И связанные со спортом проекты — тоже не ко мне. А в этом я принимаю участие с радостью.
Вы такая эмоциональная. Наверное, спуску не даете подопечным?
У меня Ростовский хор. И я очень переживаю за своих девочек, поддерживаю их. Мне кажется, что больше всех переживаю, у меня так сердце стучит! На последнем эфире мы были близки к вылету, но началось голосование, и мы оказались в результате на третьем месте. В финале Валера Меладзе меня о чем­то спрашивает в прямом эфире, а я после пережитого ничего сказать не могу. Это я — человек, который всегда что­то может сказать!.. А строгой тоже бываю. Но только когда кто­нибудь капризничает или звезду «дает».
А как складываются взаимоотношения с Ириной Аллегровой. Вы же снимаете с ней клип?
Ирина Санна… Я ее просто обожаю! Ее песни — хриплые, душевные, о женской доле… Но, если честно, мы еще даже не пересекались — писались в студии отдельно. Но встреча, как понимаете, не за горами. Хочется не ударить в грязь лицом. Ведь когда видишь живьем человека, перед которым преклоняешься, начинаешь теряться, нести чушь. Я боюсь. Поэтому, наверное, буду молчать (смеется).

Выносы на фото:
Умница и красавица
Первую дочь певица родила, когда была совсем молодой. Сегодня девочке 15 лет, она учится в школе в Швейцарии

В КОГО ТАКАЯ МОДНИЦА?
Слава уверяет, что равнодушна к нарядам, украшениям, макияжу — только по необходимости! А вот маленькая Антонина все это обожает

ВОСПОМИНАНИЕ О БАРБАДОСЕ
Наверное, каждый раз, оказываясь в теплых краях у моря, она вспоминает то путешествие,
с которого началась их любовь с Анатолием…


ссылка target="_blank" >Смотреть журнал

Назад